16:58 

Фанфик по «Daiya no A»

Название: Истории на ночь
Автор: Фетиния
Бета: dop -
Фендом: «Daiya no A»
Основные персонажи: Миюки Казуя, Нарумия Мей
Пэйринг: МиюМэй
Категории: Слэш
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, ER (Established Relationship)
Предупреждения: ООС
Размер: 1,646 слов
Саммари: Дурацкая была идея - выехать за город с такой мимозой, как Нарумия Мэй.
Комментарий: *Амэ-фури-кодзо - дух дождя. Предстает в виде ребенка, накрытого старым зонтом с бумажным фонарем в руках. **Каппа - водяной. Небольшого роста, пучеглазый, покрыт чешуей, между пальцами - перепонки. На голове каппа, напоминающей голову обезьяны, небольшой пучок волос, посреди которого ямка, наполненная водой. Если вода выльется в то время, когда каппа находится на суше, он потеряет всю свою силу. У каппа склонности вампира, он подбирается к людям в воде во время купания в озере или реке и высасывает у них кровь. ***Кидзимуна — духи старых деревьев. Мелкие, величиной с человеческого младенца существа с большими шарообразными головами, полностью покрытые шерстью. Не кровожадны – питаются рыбой и крабами. Однако, склонны к проказам. Разозлить их можно только одной вещью — осьминогом.




Густой заповедный лес возвышался над скалистыми берегами быстрой реки и с двух сторон был стеснен пологими сопками. Его насадили очень давно и много лет сохраняли в неприкосновенности. Сюда часто приезжали туристы, ценители природы и влюбленные парочки, чтобы сказать друг другу свои непрочные клятвы.

Здесь никто не досаждал. Мягкий шелест листвы убаюкивал, а пение птиц наполняло душу покоем и тихой радостью. Миюки будто окунулся в детство с праздником большого похода. И главное, никаких благ цивилизации. Ни холодильников, ни кондиционеров, ни микроволновок.

Только очень хотелось настоящего кофе. Но несколько дней Миюки готов был потерпеть.

Он отхлебнул из своей кружки и поморщился - терпкая горечь обожгла язык. Быстрорастворимый кофе был так себе, но пить можно. Миюки сделал еще несколько глотков и взглянул на Нарумию. Тот придирчиво разглядывал содержимое своей чашки и недовольно кривил губы.

Мэй начал жаловаться еще утром, как только они выгрузились на поляне. Сначала Миюки лишь посмеивался:

- Ты брюзжишь точь-в-точь, как старик, - подначивал он и откровенно ржал, глядя, как Мэй цаплей вышагивает в высокой траве, шарахаясь от каждой букашки.

Бесчисленный мир насекомых наполнял поляну треском, свистом, и стрекотом. За полчаса Мэй извел два баллончика спрея от насекомых и, прежде чем ступить, внимательно осматривал каждую кочку, каждый куст и пенёк. Поначалу это веселило, потом стало раздражать.

Нарумия только и делал, что искал, к чему бы придраться, и не прекращал ныть до самого вечера. Солнце слишком сильно пекло голову, трава кишела ползучими гадами, вода в речке была такой холодной, что сводило ноги, а комары искусали задницу. Вдобавок ко всему, небо под вечер заволокло плотными тучами, и пошел дождь.

Ужин пришлось готовить в палатке.

- Бля, - коротко прокомментировал Мэй, заметив муху в своей кружке.

Он отодвинул москитную сетку и выплеснул кофе на землю. Несмотря на откинутый полог и подвернутые стенки, в палатке стояла духота. В прелом воздухе щекочущий запах приправ ощущался острее.

- Под утро дышать будет нечем, - проворчал Нарумия, доставая из рюкзака планшет.

- Мэй, – сдержанно произнес Миюки, - мы же договорились, никаких планшетов.

- Я прихватил его на экстренный случай, - не отрывая взгляда от экрана, произнес Мэй. - Случай как раз подходящий, иначе я с тоски здесь сдохну.

Ничего не скажешь, чудесный отдых. Миюки нахмурился. Разве они не мечтали вырваться за город, чтобы побыть наедине? Без отвлекающих гаджетов, без свидетелей, имеющих дурную привычку вваливаться в самый неподходящий момент. Без вездесущих Савамуры и Курамочи, которые на межшкольных провожали своего кетчера даже в туалет, не оставляя и шанса хоть ненадолго остаться наедине с Мэем. Нарумия тогда скрипел зубами и исходил злобой. И теперь Миюки не мог понять – то ли он опять на что-то обижается, то ли нарочно пытается создать иллюзию безразличия.

Миюки залпом допил остывающий кофе и стал убирать продукты.

- На твоем месте я бы завязал пакеты покрепче, - пошелестев упаковкой, Мэй сунул в рот сразу три крекера и потянулся за новым печеньем. - Здесь повсюду муравьи. Эти твари, наверное, за ночь могут человека сожрать.

Миюки сгреб пакет с остатками печенья и закинул его в рюкзак.

- Знаешь, если задаться целью, всегда можно найти, к чему придраться, - он старался говорить спокойно, но настроение было испорчено.

Все-таки дурацкая была идея - выехать за город с такой мимозой, как Нарумия.

Мэй оторвался от планшета и исподлобья уставился на Миюки.

- Я придираюсь? Кажется, ты обещал, что это будут незабываемые выходные. Если ты имел в виду вот это, - Нарумия обвел рукой тесную палатку, – то да, это незабываемо.

- Коттедж тебе никто не обещал, - не повышая голоса, монотонно гнул свое Миюки. - И ты знал об этом. Так что прекрати вести себя так, словно заплатил за пятизвездочный отель у моря, а тебя поселили в сарай с видом на свалку.

Мэй обжег взглядом, выдержал паузу, затем произнес:

- Да ты поэт…

Ответная колкость уже готова была сорваться с языка Миюки, когда снаружи раздался шорох. Как будто кто-то задел кусты. Где-то совсем рядом хрустнула ветка.

Мэй дернулся и посмотрел на Миюки.

- Что это?

Но за стенами палатки уже все стихло. Казуя включил фонарь и осторожно выглянул в ночь. Прохладный, влажный воздух снаружи был наполнен запахом смолы и сырой земли. Дождь уже измельчал, утратил силы и превратился в морось.

Узкий луч света скользнул по стволам, запутался и утонул в ветках мокрого кустарника. С наступлением ночи лес сменил яркие краски на глухую тьму и выглядел несколько пугающе. Над рекой поднимался серый туман. Он нехотя полз вдоль русла, размывая очертания берега и деревьев, заставляя гадать и ошибаться. Его появление означало, что ночью к духоте прибавится ещё и сырость.

- Я никого не вижу, - сообщил Миюки.

Он выключил фонарь, забрался обратно в палатку и застегнул полог. Взглянув на Нарумию, Казуя не сдержал улыбку. Мэй замер, позабыв о планшете. В пронзительно-голубых глазах застыла тревога.

- Наверное, это был Амэ-фури-кодзо,* - лукаво прищурился Миюки.

- Кто? – недоверчиво спросил Мэй.

- Дух дождя, - снисходительно улыбнулся, Миюки. – Да брось. Неужели никогда не слышал? Почти всем в детстве про него рассказывали - безобидный ребенок с зонтом и бумажным фонарём в руке, который обожает плескаться в лужах.

- А ты не слишком взрослый, чтобы верить в подобные сказки? – нахмурился Нарумия, всматриваясь в черноту за сеткой вентиляционного окошка.

Снаружи монотонно журчала речка. От прошедшего дождя она, должно быть, помутнела и разлилась.

Казуя сделал вид, что не услышал вопроса, поправил очки и продолжил рассуждать.

- Хотя… может, это был Каппа?** Я слышал, он небольшого роста, пучеглазый, покрыт чешуей, а между пальцами у него перепонки, - для пущего эффекта Миюки обхватил себя за плечи и понизил голос почти до шепота. - Когда люди купаются, он подбирается к ним из глубины и высасывает у них кровь.

- Не пойму, у тебя богатая фантазия или больная? - спросил Мэй.

Миюки напустил на себя важный вид, и, не моргнув глазом, изрек пафосную ахинею:

- Мэй, ты выбрал неподходящее время для колкостей. Наши жизни в опасности. Духам плевать, веришь ты в них или нет, - после чего отвернулся и преспокойно стал копошиться в своем рюкзаке, время от времени поглядывая на Нарумию.

Тот, конечно, старался выглядеть невозмутимым, но, похоже, что-то ворочалось у него в голове и, очевидно, малоприятное, судя по его напряжённой позе и сведённым бровям.

По тенту палатки вначале редкими ударами, а потом сплошной дробью застучали крупные капли дождя. Словно кто-то ветки стряхнул. Мэй вытянул шею и выглянул наружу через сетку вентиляции.

Миюки наблюдал за ним, тихо посмеиваясь. Мэй, всматривался в черноту ночи за окном и все больше хмурился. Миюки осторожно приблизился к нему со спины. Заглянул через плечо. Но ничего не увидел - все вокруг окутала плотная, абсолютно непроницаемая темнота.

- Может Кидзимуна*** балуются, - вполголоса сказал он. – Рассказы про духов старых деревьев ты точно должен был слышать. Те ещё пакостники. Говорят, они не кровожадны, и если их не злить, то все обойдется…

Миюки выдержал драматическую паузу и добавил:

- А разозлить их можно только осьминогом… Наверное, зря я его купил, - рассмеялся он, имитируя пробирающий до костей злодейский хохот.

- Прекрати! – Нарумия пихнул его локтем в бок.

- Что, страшно?

- С чего бы это?

Миюки торопливо прижал палец к губам, призывая к молчанию.

- Тихо. Слушай, - прошептал он.

В темноте звуки леса казались громче. Они вторили друг другу, сплетались, образуя заунывную мелодию. Однозвучно поскрипывали деревья, упруго шуршала трава, влажно шелестели листья. Ветер шевелил ветки кустов, и они скребли по стенам палатки, словно живые. Где-то в чаще стонал и ухал филин.

Миюки склонил голову и ткнулся носом в шею Нарумии. От него пахло печеньем и еще чем-то сладким.

- Что? – спросил Мэй, щурясь на Миюки через плечо. – Думал, я куплюсь на эти небылицы и, будто сопливая девица, брошусь в твои объятия? По-твоему, я совсем идиот?

Миюки тихо рассмеялся. Упрямый Мэй. Эгоистичный, заносчивый, упертый Мэй. Но, в сущности, славный парень, если не считать замашек избалованного ребенка.

- Ну почему тебе так нравится создавать проблемы? – спросил Миюки.– Мы же специально уехали за несколько сотен километров, чтобы побыть наедине.
Миюки поднял глаза и наткнулся на изучающий, упрямый взгляд.

- Ты прямо скребешь мне по сердцу, - язвительно произнес Мэй. Хотя лицо его было вовсе не злым, скорее беззаботным, даже ангельски невинным.

- До него доскребешься, как же! – усмехнулся Миюки.

- Ты похож на щенка, который хочет, чтобы его приласкали, - неожиданно улыбнулся Нарумия.

Улыбка у него была удивительной. Солнечной. Она преображала его вечно недовольное лицо в нечто настолько милое и обаятельное, что все вокруг тоже начинали улыбаться.

Нарумия обнял Миюки за шею, притянул к себе и тихо прошептал ему в губы:

- Извини…. Я не собирался портить тебе выходные, - его пальцы нежно прошлись по коже, зарылись в волосы.

Миюки расслабился и от удовольствия прикрыл глаза. Все-таки Мэй умел очаровывать. Всегда разный: то нежный и трепетный, то дерзкий и страстный, то гневный и яростный. И за это Миюки готов был любить его вдвойне.

- Сразу бы так, - Миюки обнял в ответ и попытался поймать мягкие, дразнящие губы.

Мэй увернулся и придвинулся еще ближе, так, что тёплое дыхание согрело висок.

- Уже так поздно… Я устал, - трагично произнес он. Затем выскользнул из объятий и шустро нырнул с головой в спальник, скрываясь от сердитого взгляда Миюки. Казуя чуть не взвыл от досады. Что на этот раз? Мэй решил поиграть в недотрогу?

- Чтоб ты провалился, - пробормотал он, стягивая с себя футболку.

Нарумия высунулся из спальника и сверкнул глазами.

- Вот теперь я готов послушать страшную историю на ночь, - у него был такой довольный вид, будто он выбил хоумран в последнем ининге.

- Потеснись, - произнес Миюки, намереваясь залезть к Мэю.

Нарумия вцепился в край спальника.

- Что ты делаешь? – возмутился он.

- Заткнись, в нем хватит места для нас обоих.

Удивительно, но Мэй послушно заткнулся. Миюки забрался в уютное тепло и обвил руками Нарумию, по-хозяйски закинув на него ногу.

- Только не перебивай, пока я не расскажу всей истории, - попросил он.

- А она очень страшная? – с притворным испугом спросил Мэй.

- У меня в рюкзаке есть запасные штаны.

Нарумия коротко хохотнул и прижался к груди Миюки.

- Умеешь ты утешить.

Казуя высвободил руку и выключил фонарь.

Отличная все-таки была идея – выехать за город. И именно с Нарумией.

@темы: фанфик, Нарумия, Миюки, МиюМэй, Daiya no A

URL
   

Творчество корявыми ручками

главная